Жабы (Żaba)

  • Печать

Жабы (Żaba)

 

Юзеф Богомолец (1728 – между 1789 и 1797), сын Павла-Юзефа Богомольца и Францишки Цедровской, родной брат Францишка и Яна-Хризостома-Антония Богомольцев был женат первым браком на Францишке Жабе герба собственного (Костеша и Одровонж измененные). Служил писарем гродскими витебским, был депутатом главного литовского трибунала, старостой чеховским. Второй брак заключил с Констанцией Присецкой (Анищенко Я.К. «Ураднікі беларускіх земляў ВКЛ пры Станіславе Панятоўскім». Минск, 2008).

Каспар Несецкий утверждает, что род Жаб родственный с родом Стеткевичей, поскольку оба «от родных братьев происходят» (Niesiecki K. “Herbarz Polski”. T. Х. – Lipsk, 1845. - S. 1-2), но доказательств не приводит. К слову сказать, родная сестра Федора Евстафьевича Богомольца, Анна Евстафьевна (родная тетка Михаила Федоровича Богомольца, деда академика Александра Александровича Богомольца), вышла замуж за некоего Николая Стеткевича, коллежского регистратора («ДК»… - С. 58). Так что можно считать, что род Богомольцев связан с Жабами-Стеткевичами дважды.

Жабы – один из литовско-русских, а позднее белорусских родов, которые находились в постоянном соседстве с Богомольцами, начиная с XVI в. А. Бонецкий относит первое документальное упоминание о Жабах к концу XV в. Именно тогда, по его информации, жил шляхтич Константин Жаба, который оставил после себя трех сыновей - Семена, Василия и Ивана. Среди «господарских земян» витебского воеводства хорунжий керновский Семен Жаба был одним из наиболее богатых – по данным одной из переписей войска ВКЛ за 1528 год (всего их было две), на войну выставлял восемь коней. У хорунжего было шестеро детей - пять сыновей и дочь Анна. Братья выдали ее замуж без приданого, из-за чего ей пришлось с ними судиться. «Уряд» хорунжего керновского перешел от Семена Жабы к одному из его сыновей, Юрию Семеновичу. Братья  Юрия Семеновича, Борис и Богдан, стали королевскими придворными (Boniecki A. Poczet rodów w Wielkiem Ksiąstwie Litewskiem w XV I XVI wieku. – Warszawa, 1887. – S. 422).  Брат Семена Жабы, Василий Жаба, в 1528 году выставлял на войну эскорт из двух всадников (Ibidem). 

Борис Жаба, прежде,  чем сделать карьеру при дворе, служил ротмистром казачьей хоругви (речь, очевидно, идет о «панцерной» кавалерии, которую также называли «казаками»). Отличился в войне с Московией в 1578 г.  Именно ему К. Несецкий приписывает основную заслугу в отвоевании у московитов Динабурга (современный Даугавпилс).  За заслуги Б. Жаба был награжден земельными владениями в Брацлавском воеводстве в 1601 г. Вероятнее всего, его потомками были Кшиштоф Жаба, чашник полоцкий (1648), и Станислав, писарь гродский Новогродка (1661), а также неизвестный по имени подсудок смоленский. Другие шляхтичи рода Жаб также занимали различные поветовые «уряды» в Белоруссии, были депутатами сеймов Речи Посполитой.

С начала XVIII в. два поколения Жаб служили в крылатых гусарах. Иероним Жаба, подкоморий новогродский – полковник гусарской хоругви Великого княжества Литовского; в этой же должности служил его сын Ян Казимир, а его брат Валериан-Антоний – гусарским хорунжим. Позднее Валериан-Антоний стал депутатом, а затем – маршалком скарбового трибунала Великого княжества Литовского, каштеляном брест-литовским и полоцким. Его старший сын Юзеф вступил в орден иезуитов, младший Ян пошел по стопам отца, став маршалком скарбового трибунала. (Niesiecki K. Herbarz Polski. T. X. – Lipsk, 1845. – S. 1-2).