"Княжеская" версия

  • Печать

«Княжеская» 

 

Эта версия относит род Богомольцев к витебским Рюриковичам. Она была распространена в семье Анджея Богомольца (1900-1988) и основывалась на двух документах, известных как выписки из городских книг упитского повета (от 3 июля 1741 г.) и Минского воеводства (июль 1785 г.). Оба документа хранятся в фондах Анджея Богомольца, переданных после его смерти в Институт Юзефа Пилсудского в США его сестрой – Анной-Марией Богомолец (1904-2003). 

Первая выписка, если верить тексту, является копией некоего привилея от 1393 года на земельные владения предков Богомольцев, родословная которых выводится минимум до XII века. Вторая подана как копия документа от 22 июня 1515 года - дарственного акта одного из Богомольцев (Юхно Федоровича) на некоторые из владений в качестве приданного за его сестрой (вышла замуж за «земянина господарского» Матвея Матвеевича Пушкина). Ксерокопии этих выписок любезно предоставил нам гражданин США Алексей Львович Богомолец, сын известного российского художника Льва Константиновича Богомольца (1911-2009).

В выписках упоминаются Олефир Олефирович, а также его отец и дед – Олефир Богданович и Богдан Васильевич, которые представлены как предки Богомольцев. Причем в июльской выписке 1785 года  Богдан Васильевич представлен как «княжич минский», сын минского князя Василия (то есть – Рюриковича), жившего в конце XIII – начале XIV в. 

Нами было проведено исследование этой версии, с выводами которого мы знакомим читателя. 

1. Обе выписки имеют «географическую привязку» не к Витебщине как исторической родине Богомольцев, а к отдаленному от нее Минскому княжеству.

2. Князь Василий  Минский упоминается единственный раз в Воскресенской хронике от 1326 года, когда он, будучи вассалом литовского князя Гедимина, ездил по его поручению с посольством в Новгород для заключения мира с новгородцами и немцами ("Полное собрание русских летописей". Т. VII. – СПб., 1856. – С. 199). Его происхождение проследить затруднительно. Украинский ученый Леонтий Войтович считает, что  Василий мог быть потомком Глеба Всеславича, воевавшего в свое время с Владимиром Мономахом (Войтович Л. «Князівські династії Східної Європи (кінець IX — початок XVI ст.): склад, суспільна і політична роль». Львів, 2000). После его смерти (дата неизвестна), Минское княжество вошло в состав Великого княжества Литовского. По состоянию на 1345 год Минск уже был частью Виленского удела великого князя литовского Ольгерда (ок. 1295-1377) (Загарульскі Э. М. «Заходняя Русь: ІХ-ХІІІ ст.». – Мн., 1998).

Данный факт позволяет сомневаться в существовании у Василия Минского потомства мужского пола. В противном случае, Минское княжество еще просуществовало бы какое-то время. Ведь ликвидация удельных княжеств в Литве-Руси началась только в XV веке при великом князе Витовте (1350-1430). Тем не менее в рассматриваемых нами документах утверждается, что у Василия Минского все же были потомки, причем в трех (!) поколениях.  

3. При этом странно выглядит тот факт, что все они представлены как нетитулованные, то есть как простые «земляне господарские». Ведь у Ольгерда не было никаких оснований отбирать Минское княжество себе, кроме как ссоры его владельцев с сюзереном. Но подобные факты в хрониках не  зафиксированы.

4. Обратим внимание на имена предполагаемых потомков Василия Минского. Имя Олифер не характерно для лиц княжеского происхождения – ни для белорусских Рюриковичей, ни для Рюриковичей вообще. Что же касается имени Богдан, то оно довольно позднее среди имен «княжеского круга», нечастое и встречается среди украинских и белорусских князей не ранее середины  второй половины XV в. и до второй половины XVI в. 

5.  Документы с обоснованием княжеского происхождения  Богомольцев датированы довольно поздними сроками. Выписка из гродских книг Минского воеводства от 1785 года - копия дарственной записи от 1515 года – фактически единственный источник, где упоминается о наличии у князя Василия Минского потомка по мужской линии – Богдана Васильевича. «Разрыв во времени» между упоминанием Василия Минского в Воскресенской хронике 1326 года (составлена в Московии не ранее первой половины XVI в.) и дарственной записью, где речь идет о «Богдане Васильевиче» (документ датирован 1515 годом), составляет почти 200 лет. Иных упоминаний о потомках князя Василия Минского не найдено.

Это же касается и июльской выписки 1741 года из гродских книг упитского повета – предполагаемой копии привилея 1393 года, «удревняющей» род Богомольцев до времен домонгольской Руси.          

6.  В тексте июльской виписки 1741 года, подающей текст предположительно от 1393 года, упоминается, что один из предков Василия Минского ходил «из Царьграда во святой град Иерусалим на богомолье». Строка явно направлена на то, чтобы объяснить читателю возникновение родовой фамилии Богомольцев и происхождение всего рода от Рюриковичей.  Однако, документов подтверждающих факт религиозного паломничества русских Рюриковичей домонгольской эпохи в Иерусалим или в Константинополь, не найдено.

7. Упоминаемые в документах географические пункты - дубравы Туровская, Залесская, Куликовская, село Лозки, нива Кривичи, службы Железниковская и Градобыцкая («служба» или землевладение, пожалованное великим князем на условии военной службы), Городец – совершенно отсутствуют в известных  документах, касающихся Богомольцев, начиная с «книги пожалований» Литовской метрики и заканчивая «дельчими листами» начала XVI века. В них «географической привязкой» рода Богомольцев является Витебщина, прежде всего – имение Погостище, а также местности и населенные пункты вокруг него. Внесение упомянутых двух текстов в актовые книги, соответственно в 1741 и 1785 гг., проходили не по «месту жительства» представителей рода – Витебщина, а в упитском уезде (троцкое воеводство на территории современной Литвы) и в минском воеводстве. 

8. Любопытно, что «документами от 1393 года» занимается не представитель семьи Богомольцев, а «господин Михал из Козельска Пузына» - лицо княжеского происхождения.  «Целый князь» (!) ходатайствует за чуждых ему Богомольцев, причем, нетитулованного рода.

9. В дарственном документе, датированном 1515 годом, упоминается Матвей Матвеевич Пушкин как муж Ефросинии Богомолец. Фамилия Пушкин  – чисто московская, что наталкивает на определенные догадки о родстве с известным русским поэтом Александром Пушкиным.  

В родословной поэта, составленной авторитетными генеалогами-пушкинистами А. А. и Л. А. Черкашиными, лицо с таким именем и отчеством не значится. 

10. Акт,  фиксирующий «привилей» от 1393 года, написан разными почерками.

Профессиональные генеалоги считают это верным признаком мистификации. Как отмечает заведующий отделом информации, публикации и научного использования документов Национального исторического архива Республики Беларусь Сергей Рыбчонок, «обычно документы, которые фальсифицировались, писались загодя и вносились в книгу при возможности» («Гербоўнік беларускай шляхты». Т. І. – Мінск, 2002. – С. 27). 

11. В «дарственном акте» якобы от 22 июня 1515 встречается еще несколько «подводных камней». В нем, например, речь идет о том, что на момент составления акта уряд минского воеводы занимал Павел Иванович Сапега.

В роде Сапег известны два Павла Ивановича. Один – сын воеводы подляшского и витебского Ивана Богдановича Сапеги (1486-1546), державца Любецкий, каштелян киевский (умер в 1580г.). Точная дата рождения  Павла Ивановича Сапеги неизвестна, но на дату, проставленню в документе, он мог бать только ребенком. Другой Павел Иванович Сапега (конец XV в. – 1579 г.), воевода новогродский и подляшский, сын Ивана Семеновича Сапеги (1450-1517), старосты Брацлавского, воеводы подляшского и витебского.

Ни один из этих двух Павлов Ивановичей никогда не занимал уряда минского воеводы - ни в 1515 году, ни в ином (Насевіч В.А.Генеалагічныя табліцы старадаўніх княжацкіх і магнацкіх беларускіх родаў 12-18 ст. – Менск, 1993. – Табліца 7).

12. Копия документа "дарственной записи" от 1515 года, напомним, датируется июлем 1785 года. Именно в этом году, но несколько раньше, 21 апреля, российская императрица Екатерина II издала знаменитую «Жалованную грамоту дворянству», в которой определялись права и привилегии дворян. Действие грамоты распространялось также на шляхтичей разделенной Речи Посполитой при условии предоставления ими убедительных доказательств своего происхождения. 

Очевидно тот, по чьему заказу составлялся данный документ,  как раз и пытался это сделать. Но, вместо того, чтобы собирать подлинные документы, решил поспешно набросать версию происхождения от Рюриковичей.  

Отметим, что для профессиональных генеалогов документы, "актыкованные" (то есть, зарегистрированные) в период с 1772 года (первый раздел Речи Посполитой) по 1834 год (вскоре после подавления Ноябрьского восстания 1830-1831 гг., во времена массовой «чистки» шляхетского сословия) являются своеобразными «красными флажками», которые могут указывать на наличие мистификации, когда шляхтичи, или особы, претендующие на шляхетство, при отсутствии соответствующих документов, массово прибегали к их фальсификации. («Гербоўнік беларускай шляхты». Т. І. – Мінск, 2002.  – С. 26).

 13. Наконец: ни Юхно Федорович Богомолец, ни его сестра Ефросинья ни в одном из известных нам документов XV-XVIII вв., касающихся рода Олиферовичей-Богомольцев или родственных им Олиферовичей-Погосских, не упоминаются.   

Выводы:  Оба упомянутых нами документа следует отнести к мистификациям. Возможно даже, что оба они делались по заказу одного и того же человека.

Но их неизвестным авторам не стоило прибегать к выдумкам. Ведь документальная база для обоснования благородного происхождения рода Богомольцев является вполне достаточной. В конце концов, это было доказано в так называемой «Первой росписи» или постановлении депутатского дворянского собрания о признании дворянства за родом Богомольцев от 22 октября 1792 года (НИАБ. Ф.2512. - Оп.2. - Д.№2. - Л. 7-14). В данном документе содержатся ссылки на реальные документы, которые в конце XIX - начале ХХ в. были введены в научный оборот, будучи опубликованными в сборнике актов, изданных Виленской архиографической комиссией в почти 40-ка томах, а также в 31-томном сборнике «Историко-юридические материалы, извлеченные из актовых книг губерний Витебской и Могилевской» (ИЮМ).